<S>
Я личность творческая – хочу творю, хочу вытворяю.

День Мёртвых (исп. Día de los Muertos) — праздник, посвящённый памяти умерших, проходящий ежегодно 1 и 2 ноября в Мексике, Гватемале, Гондурасе, Сальвадоре. По поверью в эти дни души умерших родственников посещают родной дом. Традиция восходит к индейцам майя и ацтекам, которые приносили дары богине Миктлансиуатль и сооружали стены с изображением черепов — тсомпантли. Празднование календарно совпадает с двумя католическими праздниками - Днём Всех Святых (1 ноября) и Днём Всех Душ (2 ноября). Традиции, связанные с праздником включают в себя создание частных алтарей в честь покойного, включающие черепа из сахара, вербену, любимые продукты и напитки умершего и посещение могилы с этими подарками.
В 2003 году праздник был включён ЮНЕСКО в список нематериального культурного наследия человечества.
В эти дни устраивается карнавал, готовятся сладости в виде черепов, делаются специальные фигурки одетых женских скелетов — Катрина, то есть модница, франтиха (исп. La Calavera de la Catrina).
В 2004 году студенты Национального автономного университета Мексики выстроили из 5667 сахарных, шоколадных и карамельных черепов стену, что на 2667 черепов превышает прежнюю стену. Стена занесена в Книгу рекордов Гиннесса.
Ко дню мертвых украшают кладбища лентами и цветами, дороги к домам умерших их родственники заставляют свечами, чтобы покойник мог найти дорогу домой. День мёртвых - день празднования жизни.
Источник: Википедия

"Мексиканец близко знаком со смертью, шутит о ней, ласкает ее, спит с ней, празднует ее", - сказал мексиканский поэт Октавио Пас. - "мексиканец, вместо того чтобы бояться смерти, ищет ее общества, дразнит ее, заигрывает с нею… это его любимая игрушка и непреходящая любовь".

Жизнь для жителей древней Мексики была просто моментом. Смерть была пробуждением мечты в настоящем, чтобы войти в мир мертвых и появиться перед другими богами, в зависимости от типа случая, который забирал их жизнь. Те, кто был принесен в жертву или погиб в результате войны, отправлялись на солнце; эта же судьба ожидала женщин, которые умирали, давая начало другой жизни. Тот, кто утонул, попадал в рай.
Души умерших детей считались драгоценностями, вот почему они оставались в доме; душа же, не выбранная богом, оставалась в преступном мире. Для того чтобы помочь путешествовать из этого мира в мир мертвых без задержки, скончавшегося хоронили или сжигали вместе с вещами, пищей, собакой как попутчиком и водой для дороги.

В шестнадцатом столетии, с началом завоевания и колонизации началось повсеместное распространение католической религии. Люди стали бояться смерти и ада.
В восемнадцатом столетии два вида отношения к смерти переплелись в единый культ. Скелеты и кости снова появляются, но теперь в праздничном и комичном настроении; кроме того, католическая символика появляется в местных ремеслах и пище. Свечи, цветы на могилах и звон церковных колоколов добавились примерно в это же время. Сейчас это популярный праздник, в котором участвуют все слои общества.

По поверьям, души умерших на два дня возвращаются в мир живых, чтобы еще раз повидаться с близкими. Дома в этот день больше напоминают склепы, зато могилы украшаются цветами и лентами, и все родные и близкие приходят почтить память умерших. А чтобы их души, возвращающиеся на землю в виде бабочек-данаид или колибри, не заблудились, повсюду зажигают свечи, указывая им путь домой.
В эти дни мексиканцы вспоминают под именем Святой смерти (Santa Muerte) богиню ацтеков Миктлансиуатль (исп. Mictlancihuatl) — супругу бога Миктлантекутли, которая правила вместе с ним в девятой преисподней Миктлана. Изображалась в виде скелета или женщины с черепом вместо головы; была наряжена в юбку из гремучих змей, являющихся одновременно существами как верхнего, так и нижнего мира.
Во время праздника живые оказывают почести умершим. Культ мертвых имел очень важное значение в индейских племенах, именно там возникли прототипы нынешних церемоний, обрядов, традиций. Одним из таинств праздника является алтарь, который по традиции ставят 31 октября. Ацтеки, верили, что мертвые возвращаются домой, чтобы забрать с собой необходимые вещи для путешествия в Царство мертвых: el Mictlon. Сначала его ожидало нелегкое путешествие по реке с собакой (tepetzcuintle), а затем 7 испытаний. Сегодня поставить алтарь – это необычный способ показать умершим родственникам, друзьям, что их помнят и любят.

Итак, для начала место, где будет стоять алтарь ограждают кругом пепла, который затем освящают святой водой. Далее приносят цветы, украшения, сладкое и любимые вещицы... это некая попытка общения с мертвыми, попытка представить, что не существует загадочной пропасти между Жизнью и Смертью. Каждое составляющее алтаря имеет особое назначение. Алтарь возвышается над столиком, покрытым вышитой скатертью. Самой важной составляющей является хлеб, который имеет форму человеческого тела и носит имя умершего. Около хлеба разложены оранжевые цветы календулы (zempoaxoaxochit), символизирующие грусть. Вокруг алтаря должны гореть свечи (каждой при зажигании дают имя умершего). В некоторых домах дорогу от входной двери до алтаря посыпают лепестками календулы (семпасучитля), чтобы умерший не заблудился. Первого ноября мексиканцы выходят на улицу, встречаются с друзьями, а потом ужинают дома, вспоминая смешные истории.
Обычный алтарь: calaveras, фрукты, орехи, свечки, хлеб мертвых, алкоголь, папиросы, papel picada (перфорированная бумага) и сучая куча лепестков семпасучитля
А второго ноября к алтарю приносят рис с молоком, много сладостей, текилу, сигареты и кофе. Внизу алтарь украшают тыквами и булочками разных форм и цветов. Иногда часть алтаря уносят на могилу умершего... украшая дорожки кладбища горящими свечами. В эти дни люди угощают друг друга от имени умершего, в надежде, что в будущем умерший поможет в трудную минуту.
Первый день называется "Día de los Angelitos" (День Ангелочков): он посвящен поминовению маленьких детей. Для взрослых отведено 2-е ноября – это и есть, собственно, День Мертвых. На второе число приходятся все основные события. Именно тогда устраиваются уличные шествия - особенно в маленьких городках и деревнях. Характер празднования может быть очень разным: в некоторых областях страны резиденты организуют мрачно-торжественные факельные процессии, типа похоронных, в других предпочитают бурлескное веселье, яркие краски, танцы и песни.

В День Мертвых принято писать юмористические эпитафии и рисовать карикатуры на умерших. Так, во время праздника можно купить в любом магазине сахарные, шоколадные черепа любых размеров, марципановые гробики и мармеладные скелеты.
Хозяйки пекут булочки и пончики с узором из костей, кресты из теста, и прочий загробный декор для алтарей и веселых пикников на кладбище.

Из рецептов для Дня мертвых я нашла апельсиновые булочки "pan de muerto" и мексиканский горячий шоколад к ним:

На 2 буханки потребуется:
1 ст л сухих дрожжей
1/4 чашки теплой воды
4-5 чашек обычной муки
1 ч л соли
1/4 ч л свежемолотого мускатного ореха
1/2 чашки несоленого масла (комнатной температуры)
3/4 чашки сахара
6 яиц
1 апельсин, только цедра
2 ст л апельсиновой воды (Я просто настаивала апельсиновые корочки на ночь)
3 ст л ликера Sambuca

Для глазури:
1 яйцо
2 ст л воды
1/4 чашки воды
1/2 чашки сахарной пудры для украшения

Отдельно смешать воду, дрожжи, 1/3 чашки муки, перемешать и оставить в теплом месте, пока не поднимется вдвое.
В большой миске смешать муку, соль, мускатный орех и отставить.
По отдельности взбить венчиком масло с сахаром добела, и яйца с апельсиновой водой, апельсиновой цедрой и ликером.
Венчиком осторожно вбить яичную смесь в масляную, добавляя яйца понемножку.
Добавить дрожжи в масляную смесь с яйцами. Добавить муку в три приема и хорошо вымешать деревянной ложкой.
Посыпать большую доску мукой и выложить на нее тесто.
Вымесить тесто, соскребая его с доски лопаткой. Оно должно быть липким. Подсыпайте в него муку, пока оно не начнет отставать от лопатки. Вымесите его руками, продолжая подсыпать муку, растягивая и снова складывая, минуты три. Снова слегка присыпьте тесто мукой и месите еще 3 минуты, пока оно не станет эластичным и немного липким. Не перестарайтесь с подсыпанной мукой, чтобы не получилось непромешанных комочков.
Месите еще 15 минут. Не переживайте, если тесто еще липнет, это пройдет, когда оно снова поднимется. Скатайте его в шар, положите в смазанную маслом миску, накройте пленкой и дайте подойти два раза.
Похлопайте его посыпанной мукой рукой, чтобы опустить, и вытряхните на доску.
Разделите тесто на 3 части.
Обомните 2 части теста, и скатайте из них шары.
Положить их на противни, застеленные пергаментом.
Похлопайте буханочки, чтобы они стали плоскими.
Последнюю порцию теста снова разделите на три части.
Из двух частей слепите маленькие шарики.
Половину последнего куска теста раскатать в длинный жгут. Половину его разделить его на кусочки, и из каждого слепить маленькую "косточку". Из второй половины жгута слепить "колечки". Выложить косточки и колечки на противень
Из оставшегося теста раскатать еще два длинных жгута и шарик.
Все разделанное тесто накрыть полотенцем и дать подойти, около часа, пока не увеличится вдвое.
Разогрейте духовку до 200 градусов.
Смажьте круглые буханки яичной глазурью и приклейте ею "кости", поверх которых - мелкие шарики, и колечки. Окружите обе буханки длинными жгутиками из теста.
Поставьте украшенные булочки в духовку, убавьте температуру до 180 градусов и выпекайте примерно 30-35 минут, до румяной корочки.
Когда будет готово, выньте хлеб из духовки, переложите его на решетку (или сито) и дайте немного остыть. Минут через десять смочите с помощью кисточки хлеб водой со всех сторон, и посыпьте сахарной пудрой - корочка станет рассыпчатее, а пудра прилипнет.
Подавать хлеб можно теплым.

Если кого не напугали такие сложности, то приготовьте еще и:

Горячий шоколад по-мексикански

Напиток этот готовится с мексиканским круглым шоколадом, который можно найти в специализированных магазинах. Его можно заменить на 1/4 чашку качественного какао с 1/4 чашкой сахара.

На 4 чашки:
40 г мексиканского шоколада
3 чашки молока
1 чашка воды
3 палочки корицы
1/4 ч л кайенского перца (по желанию)

Порезать шоколад на кусочки.
Налить в кастрюлю 3 чашки молока, добавить 1 чашку воды и поставить на средний огонь.
Добавить в молоко палочку корицы.
Добавить в молоко три четверти всего шоколада.
Помешивать шоколадное молоко палочкой корицы, чтобы все хорошо перемешалось и молоко стало пахнуть корицей. По желанию можно добавить 1/4 ч л кайенского перца, чтобы молоко было слегка пряным.
Довести до медленного кипения.
Порезать пополам две палочки корицы. Положить в каждую чашку по палочке корицы.
Взбить шоколадное молоко венчиком. Разлить горячий шоколад по чашкам и подавать.

И если в празднике, во хмелю или душеизлияниях мы рано или поздно все-таки раскрываемся, то с таким ожесточением, что разрываем и попросту уничтожаем себя. Перед лицом смерти, как и перед лицом жизни, мы пожимаем плечами, отвечая ей молчанием или презрительным смешком. Праздник и убийство — в невменяемом состоянии и безо всякого мотива — доказывают, что наше хваленое равновесие всего лишь маска и ее в любую минуту может смести внезапным душевным взрывом.

Всякий из нас словно чувствует в себе и в своей стране какую-то гигантскую — живую, прирожденную и неуничтожимую — червоточину. И все наши жесты — лишь попытка спрятать эту рану, вечно кровоточащую и вновь готовую открыться и обжечь болью под лучом чужого взгляда.

Это рана отторжения. Пытаясь понять, как и когда это отторжение произошло, я убеждаюсь, что наше чувство одиночества порождено разрывом — с собой, с окружающим, с прошлым и настоящим. Доходя до предела — в разрыве с отцами, материнским лоном или землей предков, в гибели богов или пронзительной боли самосознания, — одиночество осознается как осиротелость. И оба эти чувства отождествляются с грехом. Но если вспомнить об искуплении и очищении, в каре и стыде за свою отторженность можно увидеть необходимую жертву, залог и обет будущего причастия, сулящего конец изгнанию. Вина может быть смыта, рана зарубцуется, изгнание завершится причащением. Тогда одиночество есть своего рода очистительный обряд. Одинокий или отторженный преодолевает свою заброшенность, переживая ее как испытание и обет грядущего причастия.

Но мой соотечественник — подытожим сказанное — так и не преодолевает заброшенности. Он заперт в ней. И все мы остаемся в своем одиночестве, как раненый Филоктет{231} на Лемносе, не надеясь, а страшась вернуться в мир. Для нас невыносимо присутствие ближних. Замкнутые в себе, разорванные и отчужденные, мы попусту истощаем выпавшее нам одиночество, не находя искупления вовне и творческой силы внутри. Мечемся между самоотдачей и неприступностью, воплем и немотой, шумным празднеством и погребальным бдением, но никогда и ничему не отдаемся целиком Наше бесстрастие прикрывает жизнь маской смерти, а разрывающий маску крик возносится к небу, чтобы разлететься, распасться и рухнуть крахом и безмолвием. Мы заперты от мира и на пути жизни, и на пути смерти.

@темы: традиции и ритуалы, по странам и континентам, общество, культурология, история, взгляд на